2019/09/03 · Author: · Comments: Комментарии к записи Герой мужской обложки BoscoОсень — харизматичный и талантливый Сергей Лазарев отключены · Filed under: Журналы, Интервью, Фото

Быть в тренде

/ Двадцать восемь лет на сцене, шесть сольных альбомов, семь гастрольных туров, два третьих места на Евровидении, четыре главные роли в театре, две престижные театральные премии: «Чайка» и «Хрустальная Турандот». Такова личная арифметика Сергей Лазарева. Какие цифры поменяются уже этой осенью? Об этом музыкант рассказал за кадром фотосессии, на которой примерил актуальные образы нового Bosco сезона /

– Как вы себя чувствуете в роли модели?

– Это часть моей профессии. Я постоянно участвую в съемках, связанных с обложками альбомов, синглов, афиш, специальных проектов в глянцевых изданиях. На самом деле это изнурительный труд: поиск правильной подачи того или иного продукта, если это реклама, а если альбом, то нужно поймать правильную эмоцию, прийти в правильном настроении, потому что только тогда получится хорошая фотосессия. Это важно и на записи новой песни, например. Потому что, если плохое настроение, лучше не мучить ни себя, ни других ‒ стоит пойти и заняться другим делом, потому что ничего хорошего из этого не выйдет. А бывает, песни пишутся с лету. Это все довольно тонкие материи. Поэтому, возвращаясь к съемкам, я понимаю, что они необходимы, но они меня сильно выматывают.

– А что не выматывает? От чего получаете удовольствие?

– Концерты. Когда я на сцене и представляю результат своей работы людям.

– Быть на виду у всех, находиться в центре внимания и получать от этого удовольствие – с этим рождаются или это приобретенное качество?

– Это у меня с детства. Собственно, поэтому я и стал артистом, моя карьера была предопределена еще тогда. Я первый раз вышел на сцену, когда мне было восемь лет, и понеслось…

– Вы желаете вашему сыну такого же детства?

– Оно у меня было счастливое. С одной стороны, рабочее: я много выступал, с другой ‒ очень много повидал, познал и, что самое главное, заложил фундамент своей будущей профессии. Я бы пожелал своему сыну с детства понять, к чему у него есть предрасположенность, потому что самая большая проблема очень многих людей в том, что они неправильно выбрали для себя профессию. То есть они пошли учиться туда, куда им посоветовали родители. Они не послушали собственное сердце и свои желания. В результате не смогли найти себя и занимаются профессией, которую не любят. Мне повезло: я самого детства занимался тем, что приносит удовольствие. Вот если мой ребенок поймет, что именно это ему нужно, то почему нет? Это, конечно, дико интересно, но довольно сложно. Большое количество людей вокруг, повышенное внимание, хотя у него и так уже повышенное внимание, он уже стал заложником моей популярности. Это уже его жизнь – быть сыном известного, публичного человека.

– Никита знает, кто у него папа, кем он работает?

– Да, он знает, что у него папа артист, просто пока не понимает масштабы и не осознает, что не всех пап показывают по телевизору. Он этим не гордится, не кичится – для него это обычное явление: папа улетел на гастроли, папа дает интервью в журнале.

– Музыка ему интересна?

– Да, он музыкальный. У него есть слух, он держит ритм правильно, правильно интонирует. Просто я в нем это не развиваю.

– Рано еще?

– Не то что рано, ему сейчас многое интересно. Он творческий, но больше любит делать что-то своими руками: лепить, рисовать. А еще любит повышенное внимание к себе, но, наверное, все дети это любят.

– Не все. Это скорее гены.

– Мама и тетя, которые помнят меня в детстве, говорят, что это абсолютная копия меня. Я тоже должен был быть всегда в центре внимания, участвовал во всех разговорах, как и Никита сейчас. В какой-то момент хочется даже сказать: мальчик, помолчи, пожалуйста. (Смеется.)

– Вы сумасшедший папа?

– Да! Сумасшедший, заботливый, внимательный. Это безумное чувство безграничной любви, когда ты понимаешь, что это твоя кровь, что это продолжение тебя. Ты узнаешь в нем свои привычки и ужимки, замечаешь свои интонации – это классно!

– У вас есть любимое совместное занятие?

– Играть, читать, ездить куда-то вместе. Я сейчас провел с ним без няни почти месяц в Америке, где отдыхал, и у нас не было никаких проблем. Порой уже я уставал, а он нет. Мы в 35-градусную жару ездили в зоопарк в Майами. Папа, конечно, «сдурил», но Никита очень хотел. На втором часу мне уже ничего не нужно было, а мой вспотевший насквозь ребенок четко шел ко всем зверушкам и ни разу не пискнул, что устал. Это, конечно, удивительно.

– Заметила, что вы периодически выкладываете в «Инстаграм» двойные луки с Никитой. Это такой big fun или ощущение семьи?

– И то и другое. Я подписан на определенные аккаунты пап, которые ведут их совместно со своими детьми. Меня это очень умиляет, и я тоже так делаю. Мне кажется, это очень прикольно.

– Что касается ваших образов ‒ какой из сегодняшней съемки оказался на 100% ваш?

– Мне все понравились. Вы очень угадали мое внутреннее состояние. С одной стороны, это модно, а с другой ‒ не юношеские образы: это уже молодой мужчина, молодой папа. И еще вы заново открыли для меня некоторые марки. Например, я думал, что Etro – это однозначно узор пейсли, а оказывается, в новой коллекции присутствует клетка, и она выглядит классно!

– Ваш стиль последние годы практически не меняется. Можно сказать, что он уже окончательно сформировался?

– Я всегда был консервативен, если речь идет о повседневной жизни. Конечно, на концертах стиль меняется в зависимости от песен. Шоу, как правило, подразумевает целые театрализованные представления, и там шьются специальные костюмы под определенные темы. А в повседневной жизни я выбираю smart casual. Очень редко ношу что-то очень спортивное: предпочитаю более классическую одежду. Я не говорю, что это костюмы, хотя они мне очень идут, и на всех красных дорожках я в основном появляюсь в костюмах.

– Как происходит выбор одежды? Это эмоции или вы точно знаете, что вам нужно?

– Я не люблю ходить по магазинам по одной простой причине: я хочу все! То есть я иду за одним и точно знаю, за чем, а потом начинаю набирать, и в итоге у меня оказываются две-три практически одинаковые вещи, которые отличаются друг от друга совсем чуть-чуть. Я уже хочу найти для себя персонального стилиста, который бы за меня думал в этом направлении.

– Пока такого нет?

– Пока нет, в повседневной жизни я сам себе стилист.

– Много времени нужно, чтобы понять, ваша вещь или нет?

– Несколько секунд. Могу просто посмотреть в зеркало, и сразу все становится понятно.

– Вам важно, как вы выглядите в вещах или как себя ощущаете в них?

– Если мне неудобно, я могу потерпеть, с оговоркой, что это недолго. Но зачастую, если одежда не сидит, ты будешь чувствовать себя некомфортно и не сможешь себя правильно подать.

– То есть правильная одежда помогает презентовать себя?

– Конечно. Еще важно, как ты умеешь сочетать вещи друг с другом, как собираешь образы. Мне нравится миксовать дорогую и дешевую одежду, в этом есть некий элемент игры. У меня всегда очень дорогая, качественная обувь, при этом футболка может быть из масс-маркета.

– Сергей, не могу не спросить про Евровидение. Для чего это нужно было стране, понятно: задача была восстановить репутацию на этом конкурсе после неудач последних двух лет. Для чего это было нужно вам?

– Я соскучился по конкурсу, и мне захотелось вновь окунуться в эту атмосферу. Как-то подзабылись те нервы, которые были в 2016 году, и я решил восстановить в памяти всю эту нервотрепку.

– Вы сейчас шутите или вам действительно не хватает адреналина в жизни?

– Нужно как можно чаще выводить себя из зоны комфорта. Это был довольно большой риск, на который я пошел, будучи фактически победителем 2016 года: мы заняли тогда первое место по итогам зрительского голосования, но в сумме с баллами жюри оказались только на третьем. И я вновь пошел на это испытание, зная, что сейчас на политической арене к России существует определенное отношение: нас недолюбливают. Все понимали, что жюри может нас бойкотировать просто потому, что мы представляем эту страну. Мы вновь набрали высокие баллы среди зрителей: у нас самое большое количество оценок в 12 баллов. Так высоко нас оценили зрители в 12 странах. Следующая была Норвегия: им 12 баллов поставили в восьми странах. То есть зрители нас снова поддерживали, а жюри подтвердило свою политическую ангажированность. И если первый раз я думал, может быть, это я что-то не так сделал, то в этом году стало понятно: как бы гениально я ни выступил, все равно бы нашлись те, которым бы это не понравилось. Поэтому, когда меня в очередной раз спрашивают, буду ли участвовать в Евровидении в третий раз, я понимаю: все, что мог, сделал в первый раз, а во второй раз подтвердил это.

– Мне кажется, не стоит зарекаться.

– У нас много других артистов, пусть они попробуют. Свои возможности я продемонстрировал и, самое главное, победил самого себя, свой страх.

– А страх был?

– Был риск. Многие мне говорили: а вдруг ты не попадешь в тройку? Другие песни, другие участники, другой состав жюри. Но я смог вернуть Россию на призовое место.

– А что будет после Евровидения? Есть цели, ориентиры? К чему стремится сейчас Сергей Лазарев?

– У меня и без Евровидения было много целей, оно как раз появилось внезапно. Сейчас идет мой гастрольный тур, который длится уже год. Впереди большое выступление в Москве, это будет сотый концерт тура, который состоится 8 ноября на «ВТБ Арене». Спустя полтора года мы делаем усовершенствованный вариант моего шоу. Готовится новый альбом, уже седьмой по счету. Продолжаются записываться песни, сниматься клипы. Все это было бы и без Евровидения.

– Какое-то время назад вы признались, что было много концертов за последние время и в 2019-м возьмете паузу. Не получилось?

– И слава богу, что не получилось. Я хотел немного выдохнуть. Но дело в том, что, если сделаешь паузу на год, тебя тут же выкинут из обоймы. Сейчас не то время, чтобы отдыхать. Люди довольно быстро и в большом объеме получают из различных источников новую информацию. И «свято место пусто не бывает». Поэтому, если хочешь быть в топе, должен постоянно работать, постоянно расширять свой музыкальный кругозор. Пробовать, экспериментировать, не бояться. Только тогда ты сможешь быть актуальным и востребованным. Только тогда ты будешь в тренде.

– Новое поколение наступает на пятки?

– Конечно. Много интернет-исполнителей, и они набирают обороты. Сейчас уже не обязательно снимать дорогие клипы, ротироваться на радио для того, чтобы собирать залы. У меня разная аудитория: есть и те, кто постарше, есть и молодежь. Но в основном это 25+. У тех, кто моложе, уже свои кумиры и герои. Они очень быстро зажигаются и так же быстро исчезают. В этом плане у артистов среднего поколения, к коим я себя отношу, база и фундамент посильнее, потому что наша аудитория не только цифровая, но и аналоговая – это те, кто слушает радио, смотрит телевизор.

– При своем довольно насыщенном графике вы еще успеваете играть в вашем любимом Театре имени Пушкина. И у меня есть инсайдерская информация, что свой гастрольный график вы подстраиваете под спектакли.

– Да, это правда. В театре расписание формируется сильно заранее, почти за полгода, потому что нужно совместить графики всех занятых в спектакле артистов. У меня с концертами маневра больше, чем у театра.

– Ждать ли в этом году новых ролей?

– К сожалению, время пока не позволяет: тур, гастроли. Мы планировали заняться новыми постановками, но тут случилось Евровидение. Не оставляю надежду, что это получится сделать в 2020 году. Еще проблема в том, что я физически не могу играть больше четырех спектаклей в месяц, иначе придется чем-то жертвовать. Сейчас у меня два спектакля «Женитьба Фигаро» и два спектакля «Таланты и покойники». Если делать новую постановку, то какой-то спектакль нужно будет прекращать играть, а они оба до сих пор идут с аншлагами, и я пока не готов расстаться ни с одной из этих ролей.

– Что такого дает вам театр? Это тоже сцена, тоже зрители – как и на концертах.

– Театр – это еще одна моя грань, это мое образование – я учился в Школе-студии МХАТ, это другой мир, который меня немножко по-другому собирает. Он мне очень нужен.

– Насколько вперед расписана ваша жизнь?

– Приблизительно на год. Я уже знаю, что буду делать следующим летом.

– А что нужно успеть сделать этой осенью?

– Мне нужно выпустить альбом, провести шоу в Москве. Это большая площадка, огромное количество людей, которые задействованы в нем, порядка 200 человек. Это очень ответственно, потому что придут коллеги, гости, и надо не ударить в грязь лицом. И хотя шоу уже обкатано в других городах, но Москва и Санкт-Петербург воспринимают все несколько по-другому: публика здесь достаточно избалованна.

– Как же обычные человеческие радости? Погулять по осеннему парку, например.

– Я хочу больше путешествовать и использовать время своих выходных для новых эмоций и ощущений, потому что именно это заряжает на творчество. Поэтому часто уезжаю в другие города, страны, континенты, чтобы увидеть иную жизнь, ментальность, познакомиться с другими интересами людей, чтобы потом сублимировать это в свои эмоции и подарить их зрителям здесь.

Photo: Данил Головкин
Art-director: Игорь Казаков
Producer: Катерина Дроздова
Style: Наталья Горькая
MUAH: Катя Бобкова
Set: Дмитрий Фиалковский

Обсуждение закрыто.