Сергей Лазарев: как далась Сергею победа в танцевальном шоу, работе над собой, уроках пандемии и воспитании детей 

Сергей Лазарев и его партнерша Екатерина Осипова стали победителями 12-го сезона «Танцев со звездами» на телеканале Россия. А уже 28 февраля на канале стартовал новый сезон шоу «Ну-ка, все вместе!», где Сергей возглавляет большое жюри. О том, как далась ему победа в танцевальном шоу, работе над собой, уроках пандемии и воспитании детей артист рассказал в интервью «ТЕЛЕНЕДЕЛЕ».

– Сергей, поздравляю вас с победой в «Танцах со звездами». Чем займетесь сразу по возвращении в привычную жизнь, уже без танцев?

– Спасибо, я очень счастлив, это был потрясающий опыт! Но у меня не будет времени на то, чтобы прохлаждаться и отдыхать. Уже идут съемки шоу «Ну-ка, все вместе!», где я руковожу большим жюри. Причем я умудрялся совмещать съемки сразу двух проектов – прогонял танцевальный номер и бежал в соседний павильон сниматься в «Ну-ка, все вместе!». Это было крайне сложно, но тем не менее удавалось, пусть я и практически не отдыхал. Так что я возвращаюсь в свою максимально насыщенную жизнь.

– Чем особенно вам запомнится участие в танцевальном шоу?

– Запомнится своей сложностью, бешеным графиком и нервными эфирами. Вообще прямой эфир – это отдельная история, когда ты понимаешь, что у тебя нет шанса на ошибку. Я ни грамма не пожалел, что пришел сюда, наоборот, я очень многое приобрел в плане эмоций за время проекта. Ну, и плюс, оказывается, я неплохо могу танцевать бальную программу! Катя (партнерша Сергея Екатерина Осипова. – ТН) сказала, что если бы я с детства занимался танцами профессионально, то точно стал бы чемпионом мира.

– Честно говоря, мне казалось, что вы тут самый подготовленный из артистов, достаточно увидеть вас на сцене во время концерта. И тем не менее вы говорили, что сил не остается совершенно, все мышцы болят…

– Да, я неплохо двигаюсь на сцене, но там на самом деле еще и видимость создается, потому что вокруг меня очень здорово двигаются мои танцоры. Они создают иллюзию, что я так же круто танцую, хотя я в большей степени пою. И потом, это совершенно разные жанры: я танцую под поп-музыку, а тут бальная программа, где используются совершенно другие шаги и задействованы другие мышцы. Нагрузка огромная, и меня, как вы видите, уже почти не осталось. (Смеется.) От моего привычного веса ушло восемь килограммов за полтора месяца пятичасовых ежедневных тренировок.

– В чем еще были сложности?

– Я очень мало видел своих детей за время проекта, не успевал с ними общаться и дико скучал. Только на съемки программы Никита ко мне приезжал, тут мы виделись, он рассказывал мне все новости, что у них с Анютой происходит. Но меня, конечно, вдохновляли горящие глаза детей, когда они смотрели мои выступления, как они радовались, болели за папу. Сейчас же я просто физически ощущаю накопленную усталость, несмотря на то, что почти целый месяц отдыхал перед началом проекта. Первая неделя тренировок была просто адская, Катя мне говорила: «Держись, через неделю будет легче», – а я не верил. Но потом действительно начал все намного быстрее схватывать.

– На одном из финальных танцев вы сразу двух девушек умудрились поднять! Тяжело было?

– Да я всегда мог двух девушек поднять, не в этом проблема. Тут сама поддержка сложная была, хореографы, когда показывали, сами не с первого раза выполнили эту поддержку. Главное было – сделать ее эффектно и легко, хотя физически было непросто. Но у меня были прекрасные партнерши, которые взяли на себя определенную часть работы. И в этой поддержке с двумя танцовщицами я по факту был просто силачом, а они выполняли всю основную работу. На прогоне номера у меня немного вылетело плечо, потянул связку, но выпил обезболивающие, и вперед.

– Глядя на вас, Никита не загорелся тоже заняться танцами?

– Да, ребенок изъявил такое желание, особенно ему захотелось научиться танцевать брейк-данс, и я отдал его в школу танцев «Тодес». Никита занимается уже несколько недель, пока просто для общего развития, а там посмотрим, во что это выльется.

– Ваш перфекционизм и стремление во всем быть первым допускали, что вы можете не стать победителем проекта?

– Когда идешь на подобные проекты, риск есть всегда. Другое дело, что если я погружаюсь в проект, то бьюсь до последнего, какие бы сильные соперники мне ни достались. Одним из главных соперников по турнирной таблице был Давa, но он профессиональный бальник, и тут мы соревновались как профессионал с непрофессионалом. Я понимал, что мне надо работать в десять раз больше, чтобы выглядеть на его фоне достойно и не быть аутсайдером. Для меня это был хороший стимул, за что Даве большое спасибо: не будь у меня такого сильного соперника, неизвестно, как бы все повернулось. Это как тема нашего вечного соперничества с Биланом, когда мы оба говорим, что очень круто, когда есть такой соперник. Хотя «соперник» – это неправильное слово, мы дружим в жизни, хорошо общаемся, и даже дуэт у нас был. Правильнее будет сказать – классный оппонент, который не дает тебе расслабляться, ведь любая конкуренция – это двигатель. Так же и с Давой: мы оба не давали друг другу расслабиться.

– Какую награду считаете самой дорогой в своей жизни?

– У меня есть все существующие в нашей стране награды, которые я получил за свою работу. Сейчас для меня главная награда – полные залы, и это не ради красного словца сказано. Когда ты видишь, что твоя работа имеет результат, люди приходят, чтобы тебя послушать, – это лучшая награда для артиста. Сейчас я мечтаю только о том, чтобы вернулась та гастрольная жизнь и тот рабочий график, которые были до 2020 года. Это главная мечта очень многих моих коллег – вновь по-настоящему ощущать себя артистом, с полной отдачей зала, ведь со зрителями мы уже год не видимся.

– Помню, вы говорили своей партнерше Кате в первый день тренировок: «Это только начало, я вообще тяжелый товарищ, привык руководить во всем». Удалось и тут отвоевать руководящую позицию?

– Это надо у Кати спросить. (Смеется.) Нам нужно было создать творческий тандем, и мне было сложно переключиться на то, что у нас будет два лидера. Потому что, если бы один стал лидером, а второй был лишь ведомым, это было бы сразу заметно в паре и не дало бы нужного результата. Мне было важно не забывать, что я, конечно, ведущий – как мужчина, – но при этом я не должен перетягивать одеяло на себя. Тут нам с Катей повезло, мы друг друга услышали и поняли. Да, за время проекта на репетициях были стрессы, нервы, психи, но мы ни разу не поссорились.

– На следующем вокальном шоу «Ну-ка, все вместе!», которое стартует 28 февраля, вы руководите уже целой сотней членов жюри. Расскажите, чем будете удивлять в новом сезоне?

– Я уже третий сезон являюсь лидером сотни и, надо сказать, привык к этой должности. И сотня привыкла ко мне как к лидеру: чаще прислушивается, порой люди встают за мной. Приятно, что члены жюри уважают мое мнение, но это доверие я заслуживал в течение двух сезонов. Часто слышу после программы: «Как ты точно и аргументированно выражаешь свою мысль и то, что видишь!» Мне самому проект «Ну-ка, все вместе!» интересен тем, что он очень неожиданный в плане вокалистов, внутренних перипетий, в нем есть интрига и народность. Это очень живое и не постановочное шоу в плане эмоций.

– Что у вас сейчас еще в работе, какими планами и целями живете?

– Я только что выпустил новый клип «Снег в океане», очень красивый и дорогой, снятый в горах Турции режиссером Аланом Бадоевым. На эту песню снять клип по-другому было просто невозможно. Многие мне говорят, что в наши непростые времена неразумно так тратить деньги. Но я не привык экономить на творчестве, в этом плане я плохой бизнесмен. Для меня важно качество работы, чтобы за нее не было стыдно. Сейчас действительно очень мало таких высокобюджетных клипов, все максимально упростилось – до съемок на «айфон». Но мне захотелось реализовать свою идею вот так красиво и снять настоящий мини-фильм. И я ничуть не пожалел, результат отличный – за первые сутки мы собрали более миллиона просмотров. Дальше выпускаю синглы и с лета планирую возобновить концертную деятельность.

– Что вы вынесли для себя из непростого года пандемии?

– Что надо ценить то, что имеешь, и не жаловаться на сложную жизнь, потому что в какой-то момент тебе ее могут так упростить, что ты готов будешь на стенку лезть. Последние несколько лет я очень много гастролировал, часто уставал от долгих перелетов, жаловался, что хочу перерыва, и вот получил его. Было ощущение полного выпадения из жизни, произошла серьезная внутренняя переоценка. Теперь стараюсь аккуратнее посылать мысли в космос.

– Помнится, пару лет назад вы говорили, что, будь у вас больше времени, вы бы выучили итальянский язык и научились играть на фортепиано. На карантине вам удалось это сделать?

– Увы, нет. Я подтянул английский язык, а вот на итальянский меня уже не хватило. Мое главное достижение за пандемию – дети меня видели не урывками, а каждый день. Мы много времени проводили вместе, и это самая большая радость.

– Вы признавались, что из-за участия в проектах детям вас снова очень не хватает. Как наверстываете упущенное?

– У детей есть своя жизнь, они ходят в садик, на разные развивающие занятия, Никита занимается футболом. Дети, как и я, заняты весь день, мы видимся либо рано утром, либо вечером. Стараюсь Никиту укладывать по вечерам, читать ему книги перед сном. Мы много гуляем, ходим в парки развлечений, когда погода позволяла, катались вместе на великах. Но, как и всех работающих родителей, меня время от времени мучает совесть из-за того, что я недостаточно времени уделяю своим детям. Мне очень хочется быть рядом с ними, но я понимаю, что должен много работать, в том числе и для того, чтобы у сына и дочери было хорошее, счастливое будущее. Так что тут очень тонкая грань, важно найти правильный баланс между работой и временем, уделенным детям. Причем артисты зачастую сами как дети, им это качество особенно необходимо. Я тоже не чувствую себя взрослым человеком, хоть у меня уже двое детей. Смотрю на Никиту, который в этом году уже пойдет в школу, и сам порой не верю, что это мой ребенок, так быстро он вырос. Понимаю, что никакими подарками невозможно заменить внимание к своему ребенку. Даже просто вечером посидеть с ним 20 минут и выслушать, как прошел его день, – намного важнее подаренных игрушек.

– Дети привязаны друг к другу?

– Конечно, Никита как старший брат очень любит и опекает Анечку. Благодаря этому дочка сейчас гораздо развитее Никиты в его 2,5 года, потому что она многое повторяет за братом. Они оба очень артистичные, Никита любит рисовать, и Аня, глядя на него, тоже теперь вовсю рисует.

– Анюта в свои неполные три года чем вас удивляет?

– Дочка невероятная болтушка, рассказывает обо всем, что видит. Причем у нее отличная память, может рассказать даже про то, что неделю назад случилось, а я уже забыл давно: «Папа, а ты помнишь!..» Меня радует, что дети растут совершенно не избалованными, порой даже думаю, не слишком ли они у меня скромные и воспитанные. (Смеется.)

– Ну, главные-то отцовские заботы и переживания еще впереди – когда дети пойдут в школу и у них начнется своя жизнь. Насколько вы готовы давать своим детям свободу?

– Определенную свободу – однозначно, но здесь все-таки важно так выстроить взаимоотношения, чтобы папа был безусловным авторитетом. А так, в принципе, и есть сейчас в нашей семье. Дети знают, что к папиному слову надо прислушиваться. Но при этом я стараюсь правильно доносить до детей, что их желания тоже очень важны и я как отец ставлю их на первое место. Пока с какими-то большими проблемами мы не сталкивались, школа еще не началась, так что будем решать проблемы по мере их поступления.

– Решили уже, в какую школу пойдет в первый класс Никита?

– Да, школу мы уже выбрали, она неподалеку от того места, где мы живем. Сам Никита горит желанием учиться, он уже полностью готов к школе, читает, считает, пишет. Вполне мог бы и в шесть лет пойти, как я в свое время, но мы решили еще немного продлить ему беззаботное детство.

– Сергей, вы производите впечатление весьма уравновешенного человека. Выдержка и спокойствие – это свойство характера или работа над собой?

– Это ошибочное мнение, мне далеко до уравновешенного человека. Возможно, такое мнение сложилось от того, что я сейчас дико устал после финала «Танцев со звездами», сил почти не осталось даже говорить. В жизни я как раз очень эмоциональный, порой совершенно не сдержанный. А то, что мне часто одобрительно говорят: «Ты такой дипломат!» – это, конечно, большая работа над собой. Моя профессия меня постоянно вдохновляет и дает толчки к тому, чтобы не стоять на месте и все время что-то делать.

– Есть ли у вас какие-то обязательные ритуалы, с которых вы начинаете день и которыми его заканчиваете?

– Молитва. Надо молиться, просить у Бога поддержки, ну, и не плошать самому.

– Если все-таки удается выкроить время для себя лично, как вы его проводите?

– Я не умею для себя жить, и это тоже большая проблема. Всегда живу для других, все время хочу сделать всем хорошо, а про себя просто забываю. Даже если у меня появляется свободный час, я тут же найду, что полезного сделать за это время для кого-то из близких. Не люблю бестолково тратить время на всякие СПА, всего один раз недавно съездил на массаж, и то – только потому, что ужасно болело после тренировки тело. Иногда хожу в тренажерный зал, опять же, если вдруг появляется время. Но обычно даже поесть некогда. Вот сейчас мы с вами встречаемся вечером после выступления, а я только и успел еще утром позавтракать…

Лика Брагина

Досье

Родился: 1 апреля 1983 года в Москве

Образование: Школа-студия МХАТ

Семья: сын Никита (6 лет), дочь Анна (2,5 года)

Карьера: актер, певец. В детстве был артистом студии «Непоседы». С 2001 по 2004 год выступал в составе дуэта «Smash! ». В 2005 году начал сольную карьеру, дважды представлял Россию на конкурсе «Евровидение». Актер Театра им. Пушкина, лауреат театральных премий «Чайка» и «Хрустальная Турандот».

Источник: tele.ru


March 5th, 2021
 By: Artem Agabekyan  / Comments OFF  /   Share: