2018/04/18 · Author: · Comments: Комментарии к записи Сергей Лазарев: «Сегодня людям нужна русскоязычная музыка» отключены · Filed under: Интервью, Новости

Певец о том, чем зарубежная аудитория кардинально отличается от нашей, почему новая музыка быстро надоедает и куда «ушел» успех «Грибов».

Буквально несколько месяцев назад певец Сергей Лазарев, отметивший недавно 35-летие, завершил гастроли с программой «The Best», и уже отправляется в новый большой тур с шоу «N-tour». За несколько дней до его начала на юбилее «Авторадио» АиФ.ru встретился с певцом, чтобы узнать, какие ставки он делает на будущий тур, кого считает «новым шоу-бизнесом» в России и как его изменило появление сына.

Елена Плотникова, АиФ.ru: Сергей, когда вы только начинали сольную карьеру, пробиться на радио было очень нелегко. Сейчас же ваши песни звучат, кажется, на всех радиостанциях и телеканалах по нескольку раз в день. Помните свою первую песню на «Авторадио»?

Сергей Лазарев: Не помню, что именно зазвучало первым, но помню свои ощущения. Это было неким признанием: если твою песню взяли, значит, взрослая аудитория приняла тебя как серьезного артиста. Вместе с этим пришла и любовь слушателя. Но это случилось лишь в 2007 году, несмотря на то, что петь я начал гораздо раньше.

— 1 апреля вам исполнилось 35 лет, к этому возрасту количество ваших побед в карьере не перечесть. Но наверняка и сейчас перед вами стоит цель, которую вы стремитесь достичь. Какая?

— Конечно. Сейчас эта цель — премьера шоу «N-tour», которое пройдет 19 апреля в Москве в СК «Олимпийский». Он одновременно посвящен и моему 35-летию, и сыну Никите. После этого я отправлюсь в большой тур по России и впервые — по дальнему зарубежью. Очень хочу, чтобы он стал мировым и прошел именно так, как мы задумали. В 2019 году мы планируем выступить в Германии, Израиле, Испании и Америке. Главный костяк этого шоу — новый альбом «В эпицентре». Шоу состоит на 90% из русскоязычных композиций. Это тоже для меня в новинку, ведь раньше большинство моих песен были на иностранном языке. Но я не могу оставаться равнодушным к тому, что происходит вокруг, в том числе в политической сфере, и понимаю, сейчас слушателю ближе русскоязычная музыка. Да элементарно и подпевать на русском удобнее.

— Помню ваши интервью еще лет 10 назад, когда вы начинали свою карьеру. В них была полная уверенность, что силы позволят достичь многого, но пока неясно, насколько. Могли бы оценить, ожидания 25-летнего Лазарева в самом себе оправдались?

— Да, часть точно оправдалась. Но очень многое в своем отношении и к творчеству, и к работе пришлось пересмотреть. Мне кажется, я был тогда наглее. Когда ты молод, кажется, что все тебе должны. Сейчас же опыт помогает быть мудрее и осторожнее в высказываниях.

К тому же, тогда я сильно ориентировался на Запад и даже думал построить там карьеру. Но понял, во-первых, что иностранный репертуар сложнее заходит и отдаляет меня от зрителя. И, во-вторых, зарубежная карьера состоится лишь в том случае, если ты живешь там и погружаешься в тот менталитет. Свою аудиторию здесь я бросить не готов, поэтому не стал никуда переезжать, чтобы сделать большую карьеру. Хотя после выступления на «Евровидении» (В 2016 г. на конкурсе в Стокгольме Сергей занял третье место, — Ред.) поступали предложения заниматься исключительно иностранной карьерой. Но у меня уже были расписаны гастроли на год вперед, отменить все и уехать от людей, преданных мне много лет, я не мог.

Я продолжаю выпускать иностранные треки и сейчас, но уже для целевой аудитории, которая после конкурса появилась на Западе. Но я стараюсь не строить больших иллюзий на этот счет, ведь трек там становится популярен лишь на некоторое время.

Кстати, вместе с альбомом «В эпицентре» я выпустил еще один — на иностранном языке. И, к моему удивлению, он появился в чартах Ирландии, Норвегии и Греции. Опять же, это отголоски «Евровидения». Какое-то количество моих фанатов там хочет иногда получать дозу Сергея Лазарева. И я им ее даю — английский репертуар выпускаю для себя и для тех, кому он действительно нужен.

— Знаю, что после конкурса у вас было несколько концертов в Германии. А могли бы оценить, чем работа на западную аудиторию принципиально отличается от работы на российскую?

— Аудитория за рубежом пришла получать удовольствие от выступления конкретного артиста. У нас же многие покупают билеты на концерт просто ради интереса, чтобы поглазеть на человека из телевизора, они могут и песен-то особо не знать.

На западе концерт собирает именно фанатов твоего творчества. Я понял это как раз после гастролей в Германии. Готовясь к ним, очень переживал, ведь не знал, кто именно придет, кому я там интересен. Но через секунду после моего появления на сцене перед немецким зрителем я услышал оглушительный рев. Тогда и осознал: здесь ждут именно меня.

«Музыка из интернета быстро надоедает»

— Когда вы начинали, достучаться до зрителя было труднее — не было такого количества каналов распространения, как сейчас. Нынешние музыканты имеют шанс через интернет уже завтра стать знаменитыми. И многие через него пытаются создать так называемый «новый шоу-бизнес». А вы как считаете, он нужен?

— Интернет для молодых музыкантов может сыграть как в плюс, так и в минус. Да, ты можешь заявить о себе, но параллельно с тобой это делают еще миллионы. Из-за большого потока музыки и исполнителей все быстро забывается. Когда интернет только появился, все сидели на различных форумах, чтобы узнать хоть какую-то информацию об артистах. Мы были недоступнее и от этого, наверное, желаннее. Почему сейчас многие быстро взлетают и тут же исчезают? Потому что о них очень легко всё узнать. И в какой-то момент зритель от этого устает, ему становится скучно. Да, есть группа «Грибы», которая взлетела благодаря сети, но всего лишь на одну песню. О себе заявить легко, но вопрос: надолго ли? Многие треки нового формата становятся жвачкой, которая спустя время надоедает. Но такие группы нужны, они создают определенный стиль в музыке, которого до них в России не было.

Что касается «нового шоу-бизнеса», безусловно, мы видим, что он уже появляется. Музыка стала более дерзкой. Костяком музыкантов, как в свое время были Пугачева, Леонтьев, Долина и другие, сейчас стали Гагарина, Билан, Лорак и Лазарев. А следом за нами идут, например, такие ребята, как группа «Iowa» и репер Мот. Им удается делать не треки-однодневки, а долгоиграющую музыку. Как раз таких музыкантов можно отнести к развитию «нового шоу-бизнеса».

— Вы в одном из интервью сказали, что сын очень вас изменил. В чем? Со стороны вы всегда казались ответственным и заботливым.

— С его появлением я стал взрослее, мудрее и, мне кажется, в какой-то степени осторожнее к поступкам и определённым шагам по жизни. Я понимаю, что ответственен не только за себя, но и за него. Более того, за эти три года благодаря ему я повзрослел и в музыкальном плане. Тот же альбом «В эпицентре» сильно отличается от того, что я делал раньше. Он глубже и гораздо серьезнее. И, наверное, дальше моя музыка будет меняться в эту же сторону.

Источник: aif.ru

Обсуждение закрыто.